Творчество современных писателей

Здесь будут выложены стихи и прозаические произведения наших читателей, которые они присылают и будут присылать, чтобы познакомить с ними мир.

Творческий Днепр. Владимир Шатровский.

 

50355s

 

Автобиография

Моя вселенная – это я, но святое писание уверяет всех, что вначале должно быть слово, и кто произнёс его первым, мой папа или моя мама, я затрудняюсь сказать. Но должен авторитетно заявить — я сделан не из глины, и не путём непорочного зачатья, хотя божья искра в меня попала, и скорее всего перед этим, хотя есть вероятность, что и во время этого, но некоторые источники утверждают, что задолго до этого:

 

 

Особа начала мужского,

На Свет, через матерь, явившись,

Не ждала исхода иного,

В утробе мечтать истомившись.

Но вот, этот миг долгожданный,

И… свет замаячил в тоннеле,

И… воздуха привкус желанный,

И… возглас на самом пределе!

 

На самом деле я этого не помню, хотя одна вспышка в сознании иногда будит что-то в глубине души:

Какая вспыхивает мысль, когда я вновь новорожденный,

Открыв глаза, увидел свет, зашелся криком изумленный?

 

Тепло и холод облекли и волны запахов и звуков, И что то странное во рту, и чьи то ласковые руки. Вокруг все быстро мельтешит, не завладеть никак вниманьем, Но тут мелькнула искрой мысль и обернулась осознаньем.
Да, так я появился на свет 22 Ноября 1948 года. Кем я был в прошлой жизни, не знаю, но догадываюсь, а в этой сразу же начал осваивать окружающее пространство, особенно мебель!

 

Что-то взгрустнулось, смотрю я на дождик в окне,
Слезы стекают прозрачной рекой по стеклу,
Скромно висят, но считают часы в тишине
И стол-флегматик, спокойно стоящий в углу,
Только на двух постоять ему не по нутру,
Очень комфортно ему на своих четырех,
( руки, наверно, и вовсе ему ни к чему )
Стану на две, и задам я всем переполох!

Всплыла счастливая мысль, прогнала мою грусть,
Но всех эмоций бурлящих не в силах сдержать,

Я ж все повадки стола изучил наизусть,

Вот, могу прыгать, а он так и будет стоять!!!

Но растущий организм требовал своего:

Запечатлен навечно поцелуй

Божественной Любви на всех твореньях,

Реальность это, но не откровенье,

Пока жуётся, радуйся и жуй!

 

А этот организм иногда напоминал: помни, слово, не сорвавшееся с языка, будет летать у тебя в голове, и клевать мозг. Так что, таких птиц надобно выплёвывать, пока они ещё в стадии яйца. Я это периодически вспоминал и плевался, свидетельство чему были не очень утомительные года школы и Индустриального колледжа:

Нас всю жизнь чему- то учат

В яслях, школе, институте,

А в итоге так задрючат,

Что прибудешь на распутье.

Взять IQ хотя б к примеру,

Вещь в быту необходима?

Может быть для интерьера?

 

Бродит мысль неуловимо.

А желанья нестерпимо

Гонят так неудержимо

Тело, то, что мной любимо,

Разукрасить жизнь, вестимо!

 

И я её по возможности и разукрашивал, при этом иногда посещали крамольные мысли:

 

Разум рождает разум,

Тело рождает тело,

Вот бы родиться сразу

Телом, чтоб мыслить хотело.

Ползая на четвереньках,

Быстро решая кроссворды,

Палец, сося на ступеньках,

С видом эйнштейновским гордым.

 

Но мысль, что на стипендию всю жизнь не проживёшь, взывала образумиться:

 

Играет кровь, волнуя тело,

 

Куда пойти , куда податься,

Звенит в кармане только мелочь ,

И повод есть к судьбе придраться.

Да, я образумился, но уже только в ДХТУ, который успешно закончил, и даже стал в нём работать. Но не судьба была стать мне учёным, поскольку, проработав там более десяти лет научным сотрудником, стал заниматься тем, где требуется не абстрактное, а образное мышление. Набравшись мудрости за несколько лет работы в художественном комбинате, стал заниматься дизайном и изготовлением эксклюзивной мебели. На выбор этой профессии, вероятно, повлияли первые детские впечатления, связанные со столом. И так — до самой пенсии. Стихами начал баловаться, когда мне было уже за тридцать, потому что однажды:

Уж полдень близится, а Пушкина всё нет,

В руках перо гуся, а я ещё в кровати,

Навеет болдинское что-нибудь во сне,

Ну, вот Он, наконец, во всей красе и стати.

Такая малость вот, и это не секрет,

Хотелось всем, кто мнит чуть-чуть себя поэтом,

Поговорить с Великим тихо тет-а-тет,

Что в голову взбредёт: о том, о сём, об этом!

Этот процесс шёл вяло, но за последние пять лет интенсифицировался.                               Да, чуть не забыл, между 28-ю и 70-ю годами женился, от чего получил массу впечатлений:

Такие:

Там, за окном, январь,

Город по-зимнему пуст,

А на стене календарь —

С цифрами розовый куст.

Но на диване теплей,

Нет ни волнений, ни слёз,

Мысли текут медленней

В сладкой туманности грёз.

Взять бы да встать, не хочу,

Глухо будильник стучит,                                                                                                                                  Всё мне во сне по плечу,

Да на ухо кто-то кричит.

Это явился мой крест

В образе милой моей,

 

 

Ладно, сделаю жест —

Слезу с дивана скорей.

Такая судьба моя вот,

Но я на неё не ропщу:

С дивана на пол перелёт

С улыбкой ей всё же прощу!
………..

 

 

Сползает сон как одеяло,

Не удержать его руками

И Солнце всходит как-то вяло                                                                                                                                  В облом, взлелеянный веками.

Стекают мысли на пол тихо,

Лоб обминая осторожно

 

В мозгу от них чуть-чуть шумиха,

В ней разобраться невозможно.                                                                                                                       Туман под веками искристый,

Разлита сладкая истома                                                                                                                                             И сеновал под ней душистый,

От Солнца скрытый крышей дома.

И вот последнее прости                                                                                                                                        Шлют сну дрожащие ресницы.

Блажен, кто мог себе простить                                                                                                                             Облом у дрогнувшей десницы.

Апофеоз сего блаженства

Волной по коже всей пройдется,                                                                                                                       Сойдя в вершину совершенства —

Да, тело в мире так зовется.

И даже такие:

В  век    несчастливый  мы  с  вами  попали,
вот  антропологи  нам  рассказали:

как  хорошо  было  неандертальцам —
где, что  достать,  посчитаешь  по  пальцам.
Топает  с  речки,  жене  несет  рыбку,
пусто  в  руках, обойдётся  улыбкой,
скушает  мамонта, даст  ей  костяшку,
а возмущается, шлёпнет  с  оттяжкой.
Мы  идиоты, ведь  это  бесспорно,
кто  ещё  может  легко  и  проворно
бросить  язык  на  плечо  и  оббегать
все  магазины, забыв  пообедать.
Чтобы  ни  было  у  женщин  любимых:
будни, работа  иль  праздник  единый,
мы  разобьёмся, чтоб  с  нами  ни  стало,
радость  доставим, а  это  ни  мало.
Женщина, друг, ты  прими,  как  доктрину
надо  жалеть  и  лелеять  мужчину,
иначе  ты  не  успеешь  и  охнуть —
раб  твой  зачахнет  и  может  усохнуть!

 

 

 

Я люблю свою жену, и поэтому не мешаю, нет, даже помогаю, ей думать, что она – глава семьи, и даже хвалю её вокальные штудии, к примеру – метаморфоза куплетов Мефистофеля:

На Земле!!! весь род мужской!                                                                                                                               Должен женщину ценить!

И бояться и любить!

Нужен нам закон такой.

Ведь глава мужчина в доме это вовсе сущий ад,

Всюду в Мире повсеместно должен быть матриархат!

Чтобы в Мире мир настал,

Мы займем весь пьедестал!

На Земле наступит Рай…наступит Рай,

Пить все будут только чай… пить только чай,

Пить мужчины будут чай!!!

Кто умней и мудрее всех!

Лик ее для всех священным                                                                                                                                     Должен быть во всей Вселенной,

Только так нас ждет успех.

Даже в пьяном умиленье, прославляя лик святой,                                                                                       Постепенно все мужчины станут трезвы головой.

Чтоб патриархат пропал,                                                                                                                                                Мы займем весь пьедестал!

На Земле наступит Рай… наступит Рай!

Пить все будут только чай… пить только чай!

Пить мужчины будут чай!!!

Жизнелюбие, наверно, у меня от природы, и поэтому ничего человеческое мне не чуждо,

 

Зеркало сверлю пытливым взглядом.                                                                                                               Мой там появился искуситель,                                                                                                                            Тень его витает с телом рядом,

Как первоисточника сожитель.

Доводам его горю поддаться:

Грех свершив, лишишься пут соблазна,

                 Сладостно раскаянье! не                        мучься,

Жизнь в воспоминаниях прекрасна

Шутка (сборник рассказов)

В 2017 году гуляя по поэтическим страницам Googl, я набрёл на поэтический сайт УПП и, не мудрствуя лукаво, зарегистрировался в нём под псевдонимом ,,Владимир Лель, ибо и раньше баловался стихами. Мне понравился и процесс стихотворчества, и полемика  с поэтами сайта, к тому же пришло ощущение, что моё поэтическое мастерство начало расти. Полемизируя с обитателями УПП, я почувствовал вкус и к прозе, результатом чего явилась первоапрельская шутка.

Святогор

,,Завтра, 1 апреля 2018 года, исполняется ровно 115 лет с того памятного и судьбоносного для меня, как оказалось, дня, когда житель г.Вильно ( нынешний Вильнюс ) Стефан Лилехольм, мой прадед, решил разыграть служащих банка, хозяином которого являлся. Поводом  для этого первоапрельского розыгрыша послужило то, что прадед был обладателем  несколько женственного и довольно таки красивого, но с лукавым выражением, лица. Я, к сожалению, пошла не в него, а в прабабку, имевшую крупнокостную конституцию и пышную грудь (за моей спиной, на кафедре, меня называют — Святогор ). Имея такое преимущество перед другими обладателями мужского тела, моему предку, для превращения в женщину понадобились всего лишь чуточку грима и женское платье. И вот, заручившись письмом, якобы от своего брата, новоявленная ,,Ингрид  Лилехольм,, в качестве нового управляющего, явилась в банк наводить новые порядки, но совсем не касавшиеся финансовых вопросов. Служащим банка предписывалось  во время нахождения на службе ходить: мужчинам — в голубых нарукавниках, а женщинам — в розовых передничках. Были и другие приколы, касающиеся личных симпатий и привязанностей  клерков. Никто не посмел перечить ,,сестре  хозяина,, — уж больно бывал тот крут, несмотря на свою обманчивую внешность. Мне посчастливилось увидеть фотографию того далёкого времени, запечатлевшей и   смеющегося Стефана Лилехольма,  в женском платье, и окружавших его, также смеющихся, служащих банка в голубых нарукавниках и розовых передничках ( вероятно фото было сделано уже 2 апреля ). Эту фотографию  обещал показать мой шведский родственник, много лет назад посетивший  Украину вместе с графом Ленартом Бернадоттом, привёзшего свою знаменитую фотогалерею. Я была тогда в таком неописуемом восторге от посещения этой выставки, что приобрела даже полный альбом слайдов с работами выдающегося графа. Сразу оговорюсь, никакой связи между родом Лилехольмов и шведской аристократией нет, чисто профессиональный интерес друг к другу. И вот, это обещание было сдержано в августе прошлого года, когда мой родственник гостил у нас. И рассказы ,,шведа,,  о нашем  общем ,любителем почудить, предке, и случайно попавшая информация об УПП натолкнули  меня на мысль — предстать на УПП в мужском обличии, но раскрыть своё лицо 1 апреля следующего года. Но вот причина, заставившая меня писать стихи, была совершенно другая.
Двенадцать лет тому назад, сразу после новогодних торжеств, ко мне обратился  зав. кафедрой физвоспитания нашего института  с просьбой трудоустроить, на любую  должность, юношу, необходимого институтской баскетбольной команде, и это всего лишь до начала следующего учебного года, уже готового принять его как студента. Каково же было моё удивление, когда на следующий день пред моими очами предстал юноша далеко не баскетбольного роста, даже несколько сутуловатый, с невыразительным лицом, и с совсем ничего не выражавшим взглядом. Я даже обрадовалась, поскольку первое впечатление укрепляло моё суждение: спорт и интеллект  не дружат друг с другом. И…это было, как впоследствии убедилась,  моё глубокое заблуждение. Юноша оказался на редкость многосторонне  развитым: будучи великолепным спортсменом, он был ещё и остроумным собеседником, играл на  пианино, рисовал ( шаржами, на них самих, умилялись все сотрудники кафедры). Но главное!!! — он писал стихи. Вот это и был ,,момент истины,, Как-то, после учёного совета, я возвратилась на кафедру не в лучшем расположении духа, и этот вундеркинд, просто попав под горячую руку, вынужден был по моему требованию ( по совершенно пустячному поводу ) написать объяснительную записку, которая  попала  ко мне уже поздно вечером. Я прочитала, и усталость, накопившуюся за день, сняло как рукой: это была не просто объяснительная, это была целая поэма в стихах ( жаль не сохранила её ) И мне подумалось: если он может, то неужели я, человек умудрённый опытом и за плечами которого целая диссертация, не смогу. И процесс пошёл! Первое время, это было просто спортивным интересом, который вскоре перерос  в насущную потребность. Должна заметить, опыт со стихами повлиял на изложение мною мыслей на бумаге, касающихся чисто научно-технической тематики, стало мягче и не таким сухим.  Вот две причины, сподвигшие меня и писать стихи, и публиковать их от мужского лица. Именоваться  стала именем этого юноши — Владимир, а фамилию прадеда Лилехольм несколько преобразовала  в Лель. Один раз я сорвалась, опубликовавшись под именем Терпсихоры, но вот и пришло время снять маску. И вот, впредь  публиковать свои творения буду под именем Софья Стефа ( имя моё – Софья, Стефан — это имя моего отца ) Надеюсь у всех сохранится добрая память о Владимире Леле.
С уважением, Софья Стефа.,,

Когда я решил, в качестве первоапрельской шутки, опубликовать материал под названием ,,Святогор,,  в котором признавался, что я не Владимир Лель, а Софья Стефа, то надеялся через пару дней раскрыть тайну. Но когда начал читать отклики с неоднозначными реакциями, то решил повременить с признанием, тем более, что на моей странички начали появляться те, кто раннее совсем не обременял себя её посещением, а те кто посещал, перестали это делать вовсе. И чем дольше писал и творил от имени Софьи Стефы, тем больше входил во вкус. Поначалу меня привлекала интрига общения, совершенно различная по характеру, как с поэтами УПП, так и с поэтессами. Откровением для меня стало то, что чем дальше отодвигалось признание, тем всё более и более легче стал отождествлять себя женщиной в своём творчестве, ясно осознавая при этом, что я мужчина, и писать стал несомненно лучше. Интересен факт, замеченный при исправлении ошибок в своих, готовящихся к публикации, творений: мне ни разу не приходилось исправлять ,, писал,, на ,,писала,,  а при обмене же репликами не возникала даже мысль писать от лица мужчины. При этом мне искренне хотелось, а главное нравилось, отстаивать свою правоту больше как женщина, нежели мужчина. Я теософ по своему мировоззрению, и поэтому часто стали приходить мысли: наверно в прошлых жизнях мне довелось больше приобретать навыки жизненных коллизий в телах женщин, нежели мужчин. И я понял, что этот, можно сказать, научный эксперимент над собой прошёл успешно. Но приходили и  тревожные мысли: не стану ли я писать хуже уже от своего настоящего имени. Так что с не меньшей тревогой буду ждать оценки моих будущих творений обитателями УПП, общаясь с которыми не было умысла насмехаться над их чувствами, и если высказывался по тому или иному поводу, то это было проявление моих искренних чувств. Однако откровенно признаюсь, что на этот эксперимент ( продолжить этот маскарад до следующего 1 Апреля ) решился ещё и с целью узнать, изменюсь ли я, то есть, изменится ли моё психологическое состояние, как мужчины, принявшей облик женщины, во время полемики с представителями обеих статей. В ходе этого эксперимента заметил в себе изменения: в некоторых ситуациях речь стала или более резка, или более мягка, хотя не исключаю в этом желание проявить своё мужское самолюбие… или женское. Иногда становился в тупик: хотелось бы сделать рецензию в свете того как это понимаю, но появлялась сразу мысль, а как на это прореагировал бы женщина. Когда я писал стихи, оставаясь самим собой, то был менее привязана к желанию, чтобы они кому-то понравились, нежели когда писал от лица женщины.  Так же заметил, что когда хотят сделать истинную оценку какому-то творению, то рецензии мужчин и женщин отличаются друг от друга ( вы не такие, какими хотела – или хотел бы вас видеть ) Но если приходит желание сделать комплимент, независимо от того, плох стих или хорош, то и мужчины и женщины одинаково тактичны, хотя эта тактичность имеет оттенок стати. В итоге, я пришёл к выводу, что если позволю себе радоваться чьим-то похвалам, то этим самым подготовлю себя отчаиваться от свалившейся на меня критики. Проанализировав свой опыт общения на УПП в облике обоих полов поочерёдно,  ещё раз убедился, что к людям с поэтической душой, пусть даже и пишут не совсем по поэтическим канонам, необходимо относится более бережно, так как они более ранимы и будут огрызаться, даже зная, что не правы. Мы все пришли в этот мир для

того, чтобы общаться, делиться своим опытом и учиться на опыте других. Но задумываемся ли мы о том, какую силу имеет форма, в которую облекаем наши мысли: слова, выражения, метафоры и т.д. Задумываемся ли мы, какую энергетику несёт всё то, что вылетает из наших уст и сформированное на бумаге в виде стихов, советов, рекомендаций, поучений, даже если нам кажется, что это искренне и от чистого сердца. Я задумался и согласился с мнением психологов,
ИНДИВИДУАЛЬНАЯ  РЕЧЬ — ЭТО ТО,  ВО  ЧТО  КАТЕГОРИЧЕСКИ  НЕЛЬЗЯ  ГРУБО  ВМЕШИВАТЬСЯ!
Чтобы укрепить мнение читателей в моей принадлежности,  всё-таки, к  лучшей половине человечества, я сначала опубликовал парочку женских стишков с комментариями.

К примеру — этот:

,,В юности меня мучил вопрос: почему в вопросах о предложении руки и сердца инициатива должна быть за мужчиной? А если он, от мысли, что какое счастье ему привалило, никак не решится на судьбоносный шаг.
Я предлагаю один из вариантов на решение этого вопроса:

 

 

Эти чёрные очи бездонные!
Утонуть в них — посильный мне грех,
Перейду рубежи запрещённые,
За которыми море утех.

Ожидаю всегда с нетерпением
В мою сторону милый поклон,
И тогда улыбаюсь в томлении —
Ну, неужто всё это не сон?

И глаза мои мне не послушные
Всюду ищут его чудный взгляд,
Только вот, поцелуи воздушные
Получаю в ответ словно яд.

Перед зеркалом гложут сомнения:
Боже мой, я ли — не хороша?
Сколько может он быть в затемнении:
Я с приданым, не жду барыша…

Чёрт возьми, наберусь ка я смелости,
Хоть впервой брать ,,быка за рога,,
Все устои поправ в очумелости,
Сердце? Руку отдаст пусть пока!

Так что, планы мои — горделивые,
Будем оба на небе седьмом:
Были б в папу все дети красивые,
И конечно же, в маму умом!!!

 

Имя

 

Дразнилка, титул, прозвище и имя
Летают вслед, кого кому-то предпочтя,
Но вот, что для души необходимо
И в час рождения, и…надцать лет спустя.
По имени судьба нас выбирает,
Где б ни были, отождествляем с ним себя,
Из памяти порою выбирая,
Всё, что порой всплывает, душу теребя!

Почувствовав, что доверие ко мне, как к женщине укрепилось, я, для окончательного утверждения себя ,,поэтессой,, опубликовал следующие два очерка, ,,Имя,, и Рыба,, содержащие ещё некоторые сведения о моей ,,женской доле,,

 

,,Софи! Это обращение к себе, я не слышала уже давно. Когда прочитала рецензии на  Святогора, то на меня сразу же нахлынула волна приятных, но несколько щемящих сердце  и дающих размышление и о прошлом, и о настоящем, воспоминаний. Так меня называла бабушка, дочь того самого ,,шутника,, из г.Вильно, так меня называли её многочисленные родственники и знакомые, большинство из которых я уже никогда не видела, после того как промелькнуло мое детство. Это были очень весёлые, приветливые и склонные к тому, чтобы баловать меня, люди. Особенно этими недостатками, по мнению моей мамы являвшейся по совместительству невесткой, страдала бабушка.  Мама  с особенным упорством постоянно называла меня Соней, папа же, к большому неудовольствию бабушки, в этом вопросе потакал  маме. Но к открытым ссорам это противостояние никогда не приводило. Волна воспоминаний подняла на поверхность из глубин памяти ещё одно моё имя. Дверь из квартиры, в которой обитала наша семья, выходила на общую веранду, откуда можно было попасть в квартиры  ещё двух соседей. Одну из квартир занимала тётя Циля и её внук Марк.  Уже не помню, из каких соображений я её называла тётя, поскольку по возрасту тётя Циля годилась мне в  бабушки. Так вот: тётя Циля обращалась ко мне не иначе как — Софочка, деточка. Она всё время сокрушалась, что я не еврейская девушка, но исподтишка пыталась меня сосватать за своего, рослого не по годам и довольно симпатичного, внука. Это выражалось в том, что Тётя Циля ненавязчиво советовала Марку провожать меня из школы домой,  как бы меня    кто-нибудь не обидел. Хотя опасения её были напрасны, я могла набить морду любому мальчишке своего возраста и даже немного постарше. И когда я сообщила ( сама узнала эту неожиданную новость от бабушки, та проговорилась ) ей, что на моём родословном  дереве   растёт, кроме трёх ветвей различных этносов, ещё и небольшая еврейская веточка,   радости её не было границ. Я в одном из очерков расскажу об этой доброй, смешной и   удивительной женщине. И кто знает, чем бы это всё закончилось, если бы мои родители,   естественно вместе со мной, не переехали жить в другой конец города, хотя скорее  закончилось бы всё тем, что еврейская ветка на родословном дереве моих детей заметно бы увеличилась  в размерах. Так что, Соней я продолжаю оставаться для всех своих близких, хотя если посмотреть на очень симпатичный ряд — Софи Марсо, Софи Лорен, Софи Стефа, то приходит тщеславная мысль: а может быть они в чём-то и правы, людям то виднее.  Да, забыла добавить в этот ряд Софи Греческую – королеву Испании.

Рыба

 

,,Рыба. Каждый раз, когда слышу это слово, то всегда перед глазами всплывает, наполненное любовью к окружающим, лицо человека, имя которого я сохранила в своём сердце на всю жизнь — это Тётя Циля. В предыдущем очерке ,, Имя,, я уже выдала некоторые сведения об этой удивительной женщине. Так вот, о рыбе. Запах этого водоплавающего существа, после того, как его или сварили, или поджарили, или зафаршировали и запах лука никогда не выветривались из квартиры Тёти Цили. Но всё это было ничто, по сравнению с той вкуснятиной, от которой исходили эти запахи. Фаршированная щука — это был конёк моей соседки, и я, часто наблюдая за Тётей Цилей во время такого священнодействия, многое запомнила, хотя была ещё подростком. Уже будучи взрослым  человеком убедилась ( не буду скромничать ), что из тех евреев, с которыми близко общаюсь, никто не готовит это блюдо так, как я. Единственное, чему я не научилась — это выбирать, очень важный компонент для приготовления, буряк ,,на глаз,, Как это делала Тётя Циля? для меня до сих пор остаётся загадкой. Я всегда определяю годность его вкусовых качеств, именно для этого блюда, проварив один из плодов,  заранее. У Тёти Цили я научилась ещё одному качеству, но уже душевному. Находясь  в возрасте ещё меньшем, чем подростковый, я и внук Тёти Цили, Марк, производили невинные, с нашей точки зрения, пакости, когда бабушкино внимание было сосредоточено на рыбе: меняли баночки с сахаром и солью, в фарш добавляли хлеб ( что категорически запрещалось  рецептом ) И потом, когда на кухне раздавался недовольный возглас, ругавший неизвестно кого, мы искренне радовались своей проделке. Но всё тайное, когда-нибудь, становится явным, и уже будучи почти совершеннолетней, накануне расставания ( наша семья меняла место жительства ) я призналась во всех ,, преступлениях,, и в ответ услышала изречение, которое можно было бы занести в любое пособие по воспитанию.
— Софочка, деточка, я всегда знала об этих ,,преступлениях, но когда видела ваши счастливые, от всего этого, мордашки, то всё моё раздражение уходило на такой далёкий план, и казалось такой мелкой. Когда у тебя появятся свои дети, не лишай их детства, с его озорством, шалостями и даже с мелкими пакостями, но если допекут и придётся их приструнить, то сделай так, чтобы они почувствовали свою вину, а не страх перед наказанием. Смысл этих слов был во всех поступках Тёти Цили, даже когда она ругала Марка за какие-то проделки, то в этой брани и проклятиях было столько любви, что невозможно было понять: или Марка хвалят или ругают на чём свет стоит.  И я всегда старалась следовать совету  Тёти Цили, светлая ей память, этой еврейской Маме с большой  буквы.
Да, о рыбе – никогда не жлобтесь: если есть сомнения, что не хватит рыбной мякоти для фарша, то купите ещё

небольшую рыбку, и запомните: хлеб в фарше ,,гефилте фиш,, – это враг сего деликатеса. А вот если в бульоне, оставшемся после фаршировки, сварить картошку, то никакого жлобства в этом нет, поскольку это тоже очень вкусно.

Гефилте фиш, как много в этом звуке
содержится для слюновыделенья,
Рецепт её — как правила науки,
не тронутые праздностью и ленью.
Нет лучше для неё, чем тушка щуки.
Прочна довольно, снятая чулочком,
Вся кожа,  тут чувствительные руки
прошлись. Но ждут бордовые кружочки,
кружки морковки, шелуха от лука,
щепотки соли, перца, жжённый сахар,
как яйца, мякоть, молотые с луком,
нырнут в чулок без робости и страха.

Закончено магическое действо,
и сложено, но всё поочерёдно,
в гусятницу, как требует еврейство.
И ждать, часов так с восемь, как угодно

Да, гусятницу непременно на плиту, поскольку сама рыба не тушится.
Аппетит приходит во время еды, и публикации от Софьи Стефы посыпались одна за одной. Чем дальше в лес, то бишь, чем больше публиковался  в  ,,таком виде,,  тем больше  размышлял над проблемами обоих поэтических ипостасей, и большое ли значение имеет то, в какое тело попадает человек в очередном воплощении, и вообще, что имеет наибольшее значение в нашей жизни. Эти размышления стали поводом для ещё двух публикаций от Софьи Стефы, поскольку ещё не набрался  мужества признаться в розыгрыше.

 

Ева

,,Ева! Какое имя ещё мог дать Всевышний такому подвижному и озорному существу, да ещё дающему жизнь! Но Он не учёл, что к тем качествам, которыми он её наделил: уравновешенность, настойчивость, внимательность, сострадательность и милосердие, Ева, каким-то странным образом приобретёт, совсем не вписывающиеся в Его планы, особенности. Она стала иметь свой, отличающийся от других, то бишь и Его Самого, и Адама, взгляд на всё происходящее в жизни. Мало того, для неё стало главенствующим  приобретенное собственное мнение, которое не зависит от того, что думают другие. Но обладая гибким и изворотливым умом, позволяющему больше доверяться интуиции, нежели голым фактам и логике, эта хитрая бестия стала представлять всё в таком свете, что все предложенные ею идеи вроде бы, на самом деле, принадлежат ,,Вышестоящим товарищам,, ,,Инфляция слов Адама не сможет затмить сущность моих идей,, стало её крылатым выражением.
Да, серый кардинал стал синонимом  имени Ева, да и всех ев в ближайшем будущем.
Пути Господни неисповедимы – недочётом это было Его или коварным планом. Так что, кто не доволен таким порядком вещей, пусть обращается к Творцу.  Если ты не можешь взять на себя ответственность за происходящее, то всегда будешь его жертвой. Еве не улыбалась перспектива стать жертвой, и она  приложила, воистину, искреннее  и честное усилие пересоздать то, что уже создано Всевышним, проявив тем самым  своеобразный способ поклонения Ему,,

Буря мглою небо кроет,
Но Лилит рычит, шутя,
— Мне Эдем был непокорен!
Кто ж теперь, Мир окрестя,
Будет в меру плодотворен?

Да, Адам неплохо скроен,
Но при этом плохо сшит,
Чтоб урок им был усвоен…
Нужно больше, чем Лилит —
Быт быть должен обустроен…

Чтобы мудрость сочеталась
С тем, что скрыто между ног,
Что явилось бы началом
И влеченья, и тревог,
Но и нежно трепетало.

На земле имён немало,
Был бы в этом только прок.
Взгляд направлен на Адама:
Ты мой царь, но ты – не Бог,
Ввысь, как эхо, прозвучало!

!?!?!?!?!?!
Так из уст её вещалось —
Предвещало ль, ликовало,
Знать, ещё не всё пропало…
Что Всевышним наваялось!

 

Чем дальше в лес, то бишь, чем больше публиковался  в  ,,таком виде,,  тем больше  размышлял над проблемами обоих поэтических ипостасей, и большое ли значение имеет то, в какое тело попадает человек в очередном воплощении, и вообще, что имеет наибольшее значение в нашей жизни. Эти размышления стали поводом для ещё одной публикации, от Софьи Стефы, поскольку ещё не набрался  мужества признаться в розыгрыше.

 

Наваждение

 

,,Был обычный  день – так, и не солнечный, и не хмурый, в общем, серые будни. Я вышла на берег моря в надежде скоротать время совсем не хитрым способом, закинув невод, хотя подспудное желание поймать какую-нибудь живность наверно теплилось в глубине души.  Почти неподвижное море еле-еле докатывало, вероятно, от усталости,  к моим ногам свои чуть вспененные воды и успокаивало уже море  разбушевавшихся мыслей, фантазии которых начинали тревожить гранитный форпост моего устоявшегося мировоззрения, утверждавшего – не верь глазам своим, не  пощупав предварительно руками. И эти глаза неожиданно узрели  громадную рыбу, может  даже кита. Это чудо, оказавшись, почти что, у самого берега,  уставилось на меня огромными глазищами, почему-то огненно-красными, а не изумрудными, и промолвило,
— Готова слушать  я,  стерпев, твой праздный трёп
без умиленья,
Желанья ж выполню  тотчас, не больше трёх,
без промедленья.
Ты пожила, и знаешь толк в земных грехах
и в покаяньи,
в своих свершившихся  делах, и на словах,
душа ж —  в капкане.
А после мигом проглочу  в мой райский мир,
но  не библейский,
другой там свет, другой эфир, а здесь турнир,
и он – злодейский,
быть  может, и не навсегда, ориентир
то —  фарисейский.
Я опешила. И хотелось просто верить увиденному, но рука самопроизвольно тянулась к этому видению, чтобы всё-таки пощупать. Она медленно протянулась и ощутила, несмотря на жар, исходивший из глаз рыбы, холод, моментально охладивший и успокоивший моё разгорячённое  сознание. Отдёрнув руку и сев на песок, начала, почему то, перебирать в уме всё то, что могло быть для меня важнее всего – без чего не могу обойтись или могла бы выкинуть из своей жизни.
Передо мной промелькнула вся моя жизнь. Все мои мечтания,  реализованные или так и оставшиеся в мечтах. Промелькнула вереница лиц людей, оставивших в моей душе тот или иной осадок. И я поняла, что жизнь моя смогла бы сложиться совершенно иначе, не повстречай  этих людей, как хороших, так и плохих. Трудно даже сказать кто из них, из этих отрицательных персонажей или положительных,  оказали большую услугу для выбора правильного пути. Любая мелочь, каждая в своё время, становилась краеугольным камнем в становлении моей личности.
Было ли это на самом деле, или нет, но это видение периодически является мне во сне: и море, и невод, и рыба, и предложение, вылетающее из её совсем не отвратительных уст. Но я так до сих пор и не решила, какие три вещи, здесь на земле, для меня важнее всего, чтобы забрать их с собой в мир иной. Если ты видишь смысл жизни  в жизни ради жизни детей, то значит, ты попала в этот мир именно для этого. Если, помимо этого, у тебя есть ещё что реализовывать из своего потенциала, то живи своей жизнью в первую очередь, именно для этого ты попала в этот мир. У каждого своё предназначение, и не надо жить за кого-то, живи за себя, не забывая и об окружающих. Глядя на свой рентгеновский снимок, я прекрасно понимаю, что прибыла в этот мир не для того, чтобы оставить в нём только скелет, который выращивала столько лет,,

Но, ничего не вечно под Луной, время пролетело очень быстро, и очередное 1 Апреля вынудило сделать очередное признание. Обитатели УПП ещё более недоверчиво его приняли, однако очень скоро мои новые публикации, и особенно реплики к чужим, убедили всех, что я всё-таки мужчина. Бесспорно, ещё раз повторюсь, эти метаморфозы значительно улучшили качество моего творчества, вдохновение для которого несколько изменилось.

 

Вдохновение

 

Вдохновение. И  это сентиментальное слово, и муз всех сортов наверно придумали лентяи, оправдывая свою бездеятельность. Вдох – потребление праны для творческой деятельности, а для самого творчества необходимо воодушевление, то  есть то,  что уже созрело в душе и ищет выхода, находит и с радостью реализовывается. Если не совсем созрело, но нашло выход, то реализовывается с муками. А если не может созреть, то брось это ,, растение,,  оно не для твоей грядки, в которой почва для него не подходящая. С чем же можно сравнить то,  что в нас входит и то, что выходит

И так, творческий процесс продолжается , продолжается  и жизненный опыт.
Мы все во Вселенском опыте, который происходит ежесекундно, ежеминутно и т. д. Для нас жизнь — это физический опыт, а вот поэзия — это душевный опыт. Производить опыт без ума невозможно, поскольку ум — это глаза души. И вот тут начинается самое интересное: оказывается глаза то у нас разные, да и смотрят на Мир не всегда синхронно, а то и вовсе по одному. И об этом опыте хочется рассказать всему миру, аж свербит, и это нормально. Иметь возможность рассказать о своём душевном опыте должен иметь каждый, кто захочет, поскольку, ещё не известно, кому это больше надо. А вот помнить о том, что ум — это всего лишь инструмент души, необходимо всем участникам в этом опыте. Но тавро ума на все и вся… особенно на поэзии, должно быть.
Искусство перестало быть услаждающим душу и разум элементом наших взаимоотношений с окружающим миром. Оно стало более иррациональным. Создавая творения, вроде бы не имеющие к красоте отношения, мозг отчаянно работает в поисках рационального зерна в этой иррациональности, оттачивая свой логический аппарат и стараясь выйти на новый уровень постижения реальности. При этом человек не перестаёт машинально останавливать свой взор на том, что является наивысшей степенью целесообразности, заключающей в себе гармоническое сочетание противоречивых элементов и в форме, и в сути. И мы это гармоническое сочетание просто обожествляем.

Одним из этих гармонических сочетаний по праву является женщина. Но обожествляя её, я люблю и пошутить над этим божеством, позволяя себе пошутить и над с А. Пушкиным, поскольку опять пишу от лица мужчины,
И так:

Я не хочу печалить вас ничем,
Но видит бог, и радовать вас нечем,
А образ ваш рождает столько тем,
Они от вас скорей меня излечат.
И цепь любви, сковавшая меня,
На пол сползла, и звенья не звенели.
Её ваш пыл повесил мне, шутя,
Когда расцвёл в саду ваш куст сирени!

 

И так:

Я вас любил: любовь ещё быть может
Досталась вам, а что досталось мне?
И часто мысль отвратная тревожит,
Что образ вот-вот явится во сне.
Но, есть же Бог. Я в театральной ложе,
Гляжу в лорнет, но праздностью томим,
И вижу: Вот! Бог тоже что-то может!
Крещусь, смеясь, — Уф! вы теперь с другим!

=====================================

 

Мой сад

 

Сад – самое чистое из человеческих наслаждений. Я общаюсь с природой, наслаждаясь ее обществом и при этом не противопоставляя себя ей. Это чувство невозможно передать словом. Слово – это символ. Символ, наполняющий меня радостным и волнующим, будоражащим и успокаивающим чувствами. И не надо изменять мир под себя и себя под него, а широко раскрыть глаза и ощутить с ним единство. Каждая частичка данного единства не должна избегать брать и отдавать. Это закон Жертвы, управляющий вселенной. Придет осознание вселенского закона, придет и спокойствие – спокойствие, которым в большей степени просто насыщает сад, который поддерживает равновесие между состояниями души. Японцы удивительно точно передали это равновесие в садах, где есть возможность общаться без слов, чувствуя кого-то , кого не видишь, но который тебя и видит и слышит. Удивительно то, что не важно: камнями наполнен сад или растениями. Хайку, эти коротенькие песни, органично вписываются в симфонию сада.
Мудрости песню
Услышу в безмолвии сада,
И нет никаких слов

Без избранных слов
Как много может сказать
Ветер в саду
Иногда я задумываюсь над вопросом: для чего человеку необходимо иметь перед глазами деревья, цветы, траву и вообще все то, что растет и цветет с таким благоуханием и очарованием. Есть ли ответ на этот, вроде бы, простой вопрос. Где возникает потребность в таких ощущениях- в уме, в душе?. Почему?. Для чего?. Иметь свой сад – лучший способ получит ответы, иметь возможность ежедневно общаться с низшим царством природы, ощущая ответственность за него. Сад не есть застывшим творением. Он, как единая форма, постоянно меняет свое лицо, трансформируется. Мы трансформируемся, влияя друг на друга. Интересно, у растений такое же чувство ко мне, как и меня к ним. К сожалению мы разговариваем на разных языках. Но чувства у растений несомненно есть.
Особенно заметно как изменяется характер и внешний вид сада в течение суток. Рано утром, когда светило еще не показалось на горизонте, все вокруг еще в таком состоянии что непонятно, кто спит или еле-еле раскрывает глаза, я или сад. Нет ощущения пространства, отсутствие теней влияет на мою ориентацию. Но вот выглядывает солнышко, поплыли тени и видно всю картину в 3D. Ощущение такое, что вроде бы только родился и начинаешь открывать окружающий мир. Эта новорожденность в том, что каждое утро особенное, не похожее на другое.

То ли ветер что тот шепчет,
То ли плеск воды журчащей,
Птичий мир вверху щебечет,
Что то внятно говорящий.
Этот мир во мне живущий
Каждым стеблем и росинкой,
Мшистым склоном, вечно спящим,
И дрожащей паутинкой,
Все куда то вдаль, манящий,
Грусть и радость, принимая,
Ароматами пьянящий,
Грезам всем моим внимая!
В полдень, когда солнце в зените, тени, эти спутники всего, что имеет душу, незаметны – вроде бы исчезают и все предметы просто набегают друг на друга. В отличии от утра изобилие света.
Вечером все тени постоянно видоизменяются. Постепенно становятся такими волшебными и причудливыми, удивительными и таинственными, интригуя меня, якобы они живые существа.
Наступает ночь, накрывающая меня мистическим покрывалом. В городе, где присутствует много иллюминации, ощутить влияние звездного неба невозможно. Ночная темень сада как ничто подходит для свидания с небом. Это необычайно интимное событие и нет ощущения одиночества. Бросаю взгляд вверх и все, меня нет как отдельности, я капелька в океане вселенной. Начинаю не то что осознавать, а ощущать величие Единого.

Шелест листвы прекратился в верхушках берез, Ночь! Можно услышать и шепот мерцающих звезд, Но! Может быть, шепчет мне тихо, проснувшись, душа, Прочь! Грусть, что впиталась за весь день в себе, не спеша. Как! Взять и объять эту звездно-вселенскую высь? Все! Нет, не дает мне покоя, пульсируя мысль, И! Вмиг растворившись в туманном, но Млечном Пути, Я! Вот не пойму, то ли грежу, то ль дальше идти!!!
Мы все обречены к вечности, надо только не обмануть надежды Всевышнего. Увидеть Его везде и во всем: и в камне, и в растении так же. Нет необходимости Его где то искать, Он давно уже здесь – следы от Его ног всегда рядом со следами от моих.

Туман клубится все в саду,
Витают мысли в вечности,
Но нет, не сгину, как умру
Где то в бесконечности.

Недоумок

Господи!
Ты знаешь, как сильно мы нуждаемся в дружбе.
Дай мне быть достойным этого самого прекрасного и нежного Дара Судьбы.
Дай мне богатую фантазию, чтобы в нужный момент, в нужное время,
в нужном месте, молча или говоря, подарить кому-то необходимое тепло.

Антуан де Сент-Экзюпери
Я долго ворочался с боку на бок, пока не уснул, но проспал видать не долго, ибо, принимая во внимание, мой чуткий сон,  проснулся от прикосновения к ноге чего-то мягкого и тёплого. Яркая полная Луна хорошо освещала комнату, и я без труда разглядел то, чего не могло быть в моей комнате вообще. Думая, что продолжаю блуждать во сне, закрыл глаза и несколько минут пролежал не шевелясь. Но ощущение ногой тёплого и мягкого не проходило, что вынудило опять открыть глаза и поверить им. Мягкое и тёплое оказалось рукой стоящего у меня в ногах моего знакомого из далёкого детства – Яшки, улыбающееся лицо которого пыталось что-то говорить. Страха не было, и я потянулся к Яшке в попытке взять его почему-то за ухо. Как только пальцы коснулись уха, то сжались, как тиски. Это лицо продолжало улыбаться, как ни в чём не бывало, пальцы же мои ощутили жуткое жжение. От боли я попытался закричать, но крик застрял в
горле и перекрыл дыхание. Почувствовав, что задыхаюсь, попытался отдёрнуть руку от уха и… проснулся уже по-настоящему.  Несмотря на выступивший  пот,  ощущался лёгкий озноб. Осторожно встав с кровати, чтобы не разбудить жену, подошёл к открытому окну, через которое струился, да  именно струился, серебристый луч, исходящий из полной Луны. Некоторое время тупо смотрел на серебристый диск, пока в сознании не всплыл вопрос – почему, почему во сне возник этот образ из моей далёкой юности. О сне уже не могло быть и речи, поэтому я вышел на балкон, сел в кресло и, укрывшись пледом, предался воспоминаниям.
Яшка был дауном, младшим сыном тёти Иды, живущей в доме во дворе, через дорогу, как раз напротив дома, где я обитал. Со старшим братом Яшки, Ромкой, я часто виделся, ибо все дети квартала нашей
улицы, от десяти и до пятнадцати лет, тесно общались, проводя всё свободное время в играх, ссорах, драках, примирениях, когда все обиды очень быстро улетучивались из детского сознания.  Яшка постоянно увязывался за Ромкой, но в играх не участвовал, а сидел где-то в сторонке и, улыбаясь чему-то, разглядывал по сторонам. Надо сказать, что Ромка любил своего дебильного братишку, и периодически отвлекался от игр, даже в их разгар, чтобы удостовериться  в его безопасности. Я был достаточно спортивно развитым мальчиком, но  хулиганистым и достаточно жестоким. Эта жестокость проявлялась, как это осознаю только теперь,  и в отсутствии сострадания к менее развитым существам, чувствовал даже
какую-то брезгливость к ним. Эта брезгливость относилась и к старческой немощи, и к умственной, в частности Яшкиной. Поэтому диву давался Ромкиной любви к своему недоразвитому брату, с которым я, в виду своей черты характера, не общался вовсе. Во дворе братьев стояла руина дома, оставшегося с времён
войны, которая интриговала нас пустыми глазницами окон, почерневшими обветшалыми стенами и ветром, несколько пугающим своими завываниями от блуждания по не совсем ещё разрушенным этажам. Однажды, во время игры в ,,немцев и партизан,, прыгая по валявшимся у дома балкам, я ногой попал в щель между ними. По инерции тело пошло вперёд, а ступня так и осталась в щели. Резкая боль заставила меня вскрикнуть и откинуться назад. Ступня  довольно легко освободилась из капкана и я, сняв кед, начал рассматривать её, выискивая следы ранения. Не обнаружив заметных повреждений, успокоился, хотя
напрасно, как потом выяснилось, один палец был сломан, а в другом образовалась трещина. Натянув кед, я бодро поднялся, но не тут-то было – резкая боль шатнула в сторону, и уронила бы на землю, не очутись под локтем опора. Опорой оказался Яшка. Он, как всегда улыбаясь, посмотрел на меня своими чуть
расширенными глазками и сказал, медленно выговаривая слова,
— Вовка, давай дружить.
Если бы он предложил какую-нибудь помощь в такой ситуации, то я без всяких мыслей машинально принял бы её. Но это предложение меня обескуражило. Я всегда мужественно переносил боль, и не помню, чтобы были при этом слёзы. Но через минуту шокового состояния от этих слов, мои глаза повлажнели.
Откровенно говоря, вспоминая этот эпизод, у меня и сейчас глаза были на мокром месте.  Глядя в его скошенные поросячьи глазки, как всегда их мысленно называл, я вдруг  ощутил льющийся из них поток чего-то. Теперь то, я понимаю, что из глазёнок Яшки лился поток сострадания и любви к человеку, попавшему в неприятную историю. Этот дебил, этот недоумок подал мне пример того, до чего не доходили тогда мои развитые мозги — просто проявить сочувствие. И это сочувствие, в виде Яшкиного плеча, помогло кое-как доковылять домой.   Не скажу, что сразу же после этого случая я изменился, нет, но крохам изживал из себя брезгливость по отношению к людям с низшим, по моему мнению, уровнем своего развития, нежели моё. А с Яшкой с той поры установился какой-то особый контакт. Я перестал брезгливо относиться к нему, а он, вероятно почувствовав это, чаще оказывался рядом со мной во время наших обычных детских потасовок.
За воспоминаниями, меня и застало утро. Всё, что  вспомнил — из перл, вылетавших из уст того ,,недоумка,, ставшим для меня зеркалом моей души, как теперь это понимаю,  непременно надо будет записать, ибо в них оказалось столько по-детски непосредственного, но мудрого и рационального.
Так почему же это видение возникло сейчас, когда я набрался и жизненного опыта, и, надеюсь, мудрости? Намёк ли это на что-то важное, или просто всплыли из кладовых памяти древние для меня записи?
Когда болеешь, Мир совсем иной,
не лучше ли, когда он мною болен,
когда он заполняет дом собой
под звуки поднебесных колоколен.
Вполне я этим действием доволен,
ему сопротивляется, всё ж не волен.

Возможно ль, словом тайным обуздать
моей души прекрасные порывы,
способные в сомненьях замирать.
Возникшие, и так красноречиво,
что будут воспаляться рецидивы.
Увы, но будут и альтернативы!

Хоть изредка подай, судьба моя,
того, кто в данный час мне больше нужен.
Того, кто скажет вовремя любя
всё правду, чтобы был обезоружен,
от сна душевного порой разбужен!
Хоть ум мой часом будет непослушен!

Дороги, которые мы выбираем.

,,На хороших дорогах хорошие места для хороших людей, выбирающих в них для себя одиночество на двоих,,
Эта фраза мне приснилась. Она появилась ни в звуках, ни в буквах, она просто начала присутствовать во мне, вибрируя какой-то розовато-серой полосой, объёмной и со
светло-коричневыми пятнами. Потом начал осознавать её, но только буквально, не её суть. Полоса вызывала приятные ощущения, ибо показалась, именно в этот момент, красивее окружающего пространства, смутные контуры в котором едва просматривались. Если бы это было моей мыслью, то я должен был понимать, что она означает – и её словесное оформление и художественное. Но я не понимал. Непрерывный повтор этой фразы сонным сознанием, пытавшимся вероятно вникнуть в её смысл, начал напрягать, ибо не удавалось это сделать. В результате этих усилий проснулся, вероятно, сонный мозг не выдержал напряжения. Проснувшись, я записал и то, что увидел, и то, что почувствовал во сне. Но начав анализировать, так и не пришёл ни к каким однозначным выводам.
Фраза ,,Одиночество на двоих,, звучит каким-то оксюмороном. Мало того, для этого оксюморона предоставляются комфортные условия под грифом ,,хорошо,, И потом – кто эти двое?
Мир и я в нём?
Я и мир во мне?
Тело и душа?
Ежели это две души, то они или слились, став единым целым, или слились, не став единством. Неужели, что бы понять, какому объединению место быть, необходимо одиночество, хотя бы на некоторое время?
А может это был намёк на то, что за свою жизнь, открыв дверь своей души, я так никого и
не впустил дальше порога, а если и впускал, то напускал тумана в тех комнатах, куда уже впустил?

Тот, кто находит удовольствие в уединении, либо дикий зверь, либо Бог. ( Аристотель )

Да, моя душа находит удовольствие в уединении. Но я не Бог, и не дикий зверь.
Тогда ошибаюсь я, или ошибается Аристотель. Но есть и третий вариант – божественная, перевоплощающаяся часть моей души, имеет на моё сознание, в какой-то мере, сознание дикого зверя, достаточно большое влияние.
Одиночество — союзник печали, оно же спутник духовного возвышения. ( Джебран )
Так что же хотел от меня сон – предостеречь от печали или направить на путь духовного возвышения.
Может быть в одиночестве осознаются пути реализации человеческих ценности в реальной жизни?
( праксиология )
В каждодневной суете
блекнет  ,,божье отраженье,, —
Легкомыслья фуэте
затмевает озаренье!
Вдалеке от суеты,
в одиночестве безмолвья
в тишине ли суждены
тайны в строчках послесловья,
где в немом полёте ввысь
пронесутся к тайнам фразы,
обуздав по ходу мысль,
а душой поверив разум?
И принять в себе Любовь
без условий-обязательств,
не сославшись на покров
объективных обстоятельств,
в одиночестве узрев,
без укора и терзаний,
всех людей, ослабив гнев,
без вины и наказаний?

 

Грех

 

Ну а там, в Раю, всё пристойненько,
ваших недругов днём не сыскать.
Где душевненько и спокойненько
внеземная парит благодать!

Во Вселенной всё относительно. Эйнштейну можно верить. Нельзя познать то, чему нет противоположности. Возможно ли, познать свет при отсутствии тьмы. Возможно ли, познать жизнь при отсутствии смерти. Возможно ли, познать Добро при отсутствии Зла, которое должно быть, хотя бы в потенциале, ибо Добро, по определению – это отсутствие Зла. Сотворив в Раю дерево познания добра и зла, Бог изначально создал условие для появления потенциального Зла. Так что же это такое — первородный грех. Это акт ослушания вообще Божьей воли, или просто — акт нарушения запрета «от дерева познания добра и зла не ешь от него» Бог сотворил в Раю дерево жизни, и плод познания добра должен был произрастать именно на нём. Естественно для его познания необходимо было его противоположность. И вот тут-то Бог попытался слукавить – объединив в одном плоде вероятность и того, и другого. Но, как бы Ему это было не противно, а пришлось сотворить ещё одно дерево, древо познания добра и зла. Последствиями нарушения запрета стали ущербность бессмертной природы человека, изгнание из рая, утрата доступа к дереву жизни. И вот тут опять неувязка. Если человек был сотворён самим Богом со всеми атрибутами репродуктивности, поскольку это также природа человека, то какую природу тогда имел в виду Он. Если иную, то нафига было творить то, что потом всё равно пришлось прикрывать фиговыми листочками. Так что, познать то, для чего предназначены божественные изобретения, а попутно познать и Закон Уменьшения Добра, поскольку в те времена существовало только Абсолютное Добро, уж никак нельзя назвать грехом. Но надо отдать Богу должное. Поборов в себе Божественное тщеславие Он воскликнул, — Плодитесь и размножайтесь в трудах и в поте лица своего. К труду и поту, при этом процессе, Адам и Ева подошли, скорей всего начали подходить, творчески, ибо никакое творчество не может быть лишено элемента удовольствия и наслаждения.
Кто из них назвал этот процесс сексом неизвестно, но я предполагаю, что они его называли, более поэтическим словом. И так. Секс, как сопутствующий элемент духовного соития, полезен для здоровья, сохраняет человека, как вид, от исчезновения, продлевает его жизнь и делает счастливее не только его, но и Бога. Секс тренирует тело и поддерживает бодрость духа, только если этот процесс – удовольствие и духовная близость. Секс оберегает от депрессий.
О! Всевышний! Как Ты велик и мудр!

О! Сколько бренный мир пророчит,
ещё с Эдема всех зовущих
грехов, которые порочим.
Источник Кто же, их дающий?
Однажды Бог в садах Эдема
почуял грусть в своих твореньях,
и понял – вот ещё проблема,
в глазах их видя вожделенье.
— Природа секса в чудных звуках
весёлой мартовской капели,
займитесь им же, на досуге,
да так, глаза чтоб не грустнели…
ты можешь быть и не поэтом,
процесс соития воспетым
обязан быть, да хоть куплетом —
катреном, может быть, терцетом.
Промолвил Бог в сердцах, Адаму.

Так на ком же лежит вина за то, что мы грешим и по поводу и без него?

Первороден ли грех,
а его всем вменяют с рождения,
Целомудрен и чист
детский помысел был мой во тьме,
А когда  на свету
появился, нет тени сомнения,
кто-то грешный ярлык
припечатал на темечко мне!

И с тех пор я грешу,
наслаждаясь искусов щедротами.
Но проснувшись, душа
искупить  ту греховность зовёт.
А святые отцы
как один, все твердят, — Отработаны
за тебя все грехи,
Все – авансом, и все – наперёд.

Музыка

 

Возможно ли музыкой выразить, то, не объяснимое словами, чувство. Какие же слова надо подобрать, чтобы дать определение музыке, как чувству, нет – как эмоциям на чувства. Эти слова надо или придумывать, или… Можно ли влюбиться в описание словами внешности кого-либо. Можно ли распалить свою страсть по описанию, не увидев предмет своего обожания и не ощутив его своим прикосновением к нему. Наверно можно, при достаточно сильном воображении, но для этого надо быть достаточно ,,голодным,, А если я сыт, возбудят ли меня слова? А вот музыка возбудит. Поэтому напрашивается вопрос: возбудят ли во мне любовь к музыке слова о ней?

О! Моцарт, ты божественную Суть
мелодией рассёк,
и вновь сложил,
и оживил!
ещё сильней заставив эту Суть воздействовать на разум,
извилин бриз пытаясь превратить в ,,девятый вал,,
Но этим же и душу успокоить
апофеозом вдаль летящей Лакримозы!
О! Моцарт – вдох божественный… и парадокс!

Когда я слушаю Моцарта, то ощущаю в себе божественность. Когда я слушаю Бетховена, то ощущаю в себе адамовость. Ибо Моцарт – это вдох, а Бетховен – это выдох. Когда слушаю Шопена, то ощущаю, как перламутр вешних вод ручейками стекает, иногда попадая на стекло роговицы, по лекалам округлой щеки и по приоткрытой алой верхней сочной губе. Что же тогда есть Шопен – задержка дыхания или его замена? Всё может быть. Если закрыть глаза и прислушаться к себе, отбросив все суетные мысли, то через какое-то время можно услышать: как ноктюрно падают капли дождя, как элегично перебирает траву ветер, как ораторно волнуется дубрава. Но не верь ушам своим, это не они, это музыка твоей души.

Любовь

Любовь. Неужели только искусство, и в частности поэзия, может иметь подход к любви, как таковой, и в чувствах в частности, и рассуждать о ней, проявляя её суть. В какой-то степени это так, ибо Любовь это творческая создающая энергия во Вселенной. Основной темой искусства во всех его жанрах была любовь, что вполне объяснимо. На любви сходятся почти все проявления жизни человека, как его эмоции, так и его поступки. Именно любовь связывает в человеке прошлое, настоящее и будущее, направляя его помыслы в вечность. Через любовь человек соприкасается с прошлым, настоящим и будущим вообще всего человечества. В соприкосновении полов, в их влечении друг к другу просматривается великая тайна жизни, тайна творчества. Отношение скрытой стороны жизни к явной, то есть, проявление реальной жизни в нашей кажущейся, особенно ярко вырисовывается в этой вечно трактуемой, вечно разбираемой, обсуждаемой, и вечно не понимаемой области, именно в отношениях полов. Обыкновенно отношения мужчин и женщин рассматривают, как инстинкт, вытекающий из необходимости продолжения человеческого рода на земле. Рождение – вот смысл существования чувства любви с религиозной, моральной и научной точки зрения. Но в действительности творчество любви заключается не в одном только продолжении жизни, а прежде всего и больше всего, в рождении идей. Любовь является огромной силой, производящей идеи, будящей творческий потенциал человека. Помогает ли поэзия осмысливать эти идеи, как свои, так и чужие?

Просто падаю с ног…,
Что-то валится с рук…,
Есть в душе диалог,
Он не терпит пьянчуг.
Это пьян от любви
Мой бесхитростный мозг,
Увести норовит
В мир туманности грёз.
Затуманенный взор
Божествит её лик,
Опускаясь до ног,
Вот такой озорник!
Я без пафосных поз
Всё ж к её бы ногам
Бросил тысячи роз!
На подмогу словам!
Ощущаю живьём,
Без волнений и мук,
Я на веке своём
Нежность трепетных рук.
Хм!!!
Да ведь это листва
На крутом вираже,
Чуть скользит по щекам
Во хмельном кураже!
Существует ли формула Любви, пронизывающая все её проявления?
Мы все разные и любить нас надо по-разному, но любить то надо всех. При этом мы должны использовать одну и ту же формулу, так как в гармонии чисел, творящих мир, заложены строгие закономерности и они справедливы и для физики, и для химии, и для биологии, в общем, для всех проявлений человеческой деятельности. Но существует ли формула Любви, единая для всех. Я хочу поделиться своим взглядом на эту формулу.
Все мы знаем знаменитую формулу А.Эйнштейна E=mC2
Представьте себе, что мы оставляем  ее почти без изменения – E=mC2. Допустим:  E – это сила или энергия Любви;  m – это переменная величина, характеризующая то, что человек может отдать безвозмездно, не требуя взамен ничего лично для себя и она может изменяться в пределах от минус единицы до плюс единицы; C — это величина постоянная, установленная Всевышним ( кто называет Его Богом, кто Абсолютом, кто Непознаваемым Ничто ) и связанная с Его эманацией Любви во время сотворения Мира.  Величина этой постоянной, я думаю, известна только учителям человечества:  Иисусу, Будде, Магомету, Моисею, Гермесу, Кришне и… —  их список для современного человечества не такой уж и большой. Самая значительная, для человека  величина – это то, что он может отдать безвозмездно.  Если она равна нолю, то и любви у человека столько же, то бишь он — крайний эгоист. Если же она отрицательна, то человек явно разрушитель. Вот поэтому проявление Любви у людей очень сильно разнится. Как видно из формулы, величиной равной плюс единице обладает только
Всевышний. Эта формула не распространяется на страсть, сопровождающую Любовь, но не смешивающуюся с ней, так как страсть контролируется астральным аспектом семеричного человека, а Любовь – высшим ментальным. Когда в дебрях страсти возникает очаг Любви, то он может своим огнем трансформировать страсть ( это зависит уже от величины E ) и послужить началом отношений, описанных Шекспиром. Этот очаг не раковая опухоль, а огонь поядающий.
Мы родились, но миг сей былью стал,
Ни радости, ни грусти нет в былом,
Налёт пыли всё это покрывал,
Все нынче в цвете видится ином.

Живем сейчас и нечего назад
Смотреть на тень несбывшихся надежд,
А на каких задерживать свой взгляд
Обновленных кармических одежд?

Мы жизни смысл пытаемся понять,
Попробовав на запах и на вкус,
Но тягу к совершенству не унять,
Где минус так же важен, как и плюс.

Мы часто тонем, вовсе  не доплыв,
В потоках фраз и так, отдельных слов,
Но в брызгах слов базальтовый наплыв –
ЛЮБОВЬ – основа всех основ!

До дня Перемоги.

Працівники Криворізької міської бібілотеки № 10 читають вірш сучасного українського поета, Олексія Довгого, до річниці  Дня Перемоги. 75 років Великій Перемозі над нацизмом! Урочистість і трагізм цієї дати!.. Сльози щастя і сльози горя людей!.. Ненависть до ворога і любов до життя!.. Добро перемагає Зло!.. Все переплелось у цих травневих датах.
Біль втрати притупилась, але серця пам`ятають… і просять примирення.
Серця воїнів проросли маками і волошками, степовими травами. Душі воїнів піднялися до сонця кленами, березами, вербами. Краплі крові упали додолу калиною.
Пам`ятаємо і перемагаємо!

 

«Це літо має бути ідеальним». Лариса Данилюк. Конкурс «КаРаНтИн»

До нашого конкурсу продовжують надходити конкурсні роботи. І сьогодні ми раді вітати  ще одну конкурсантку, поетесу з Кривого Рога, Ларису Данилюк. Лариса вже має свою збірку віршів та з задоволенням пише нові вірші. Читайте, коментуйте, голосуйте і запрошуйте друзів.

Поетеса з Кривого Рогу, Лариса Данилюк

Поетеса з Кривого Рогу, Лариса Данилюк

 

Це літо має бути ідеальним –

розквітло все, плюс шавлія і рута.

Щоби забути всі свої печалі,

я разом з димом видихаю смуток.

Я разом з сонцем розглядаю небо,

високе, синє і безхмарно-чисте,

в якому розкотивсь пташиний щебіт

на ніжні краплі нотного намиста.

Хто і навіщо ниже ці перлини

на низку літа – знає тільки вітер,

який гуляє в заростях ожини,

а також, мабуть, всі у світі діти.

Хай теплі дні розвеселяють далі,

а вечори — хай плинуть незабутньо.

Щоби розвіять всі мої печалі,

Розквітло все, плюс шавлія і рута.

Літературне життя Кривого Рогу. 2019 рік

Пишу під поставлену на повтор пісню Havana в акапельному виконанні Pentatonix. Такий для мене темпоритм і таке аранжування літературно-книжкового 2019-го року в Кривому Розі. Розслаблено, як на пляжі, наче у відпустці, немов уві сні. Не без вихлюпнутих емоцій, але точно без того рівня внутрішньої напруги, який виводить на нові висоти. Таким рік здався мені. А вам?

Читать далее

Стихи в стол. Алексей Шимолин

Не так давно на просторах Фейсбука появился  автор с Усть -Каменогорска (Казахстан), поэт и прозаик, Алексей Шимолин, который подписывается псевдонимом  «Алексей Эш». Его стихи полны чувственности  и эмоций, а мужская энергетика захватывает читателя,  особенно читательниц,  наполняет силой и зачаровывает романтизмом. Мужская лирика Алексея полна нежности и страсти.

Читать далее

ОДЕСА

Сонце… І небо без жодної хмаринки. Так зустрічала Одеса мандрівників. За мостом через Хаджибейський лиман Роман пересів у крісло водія. Катрін не заперечувала, бо дорога її добряче втомила.
Розшукати вулицю Пушкінську не було великою проблемою, а от готель… Припаркувавши авто біля будинку під номером 8, ніякого готелю вони там не побачили. Звичайно, знайти на кілька днів житло в Одесі – це ніяке не питання, але Роман уже почав хвилюватися за багаж Катрін, який його мама переадресувала саме сюди… Звичайний старовинний одеський особняк… Металеві двері з електронним кодовим замком. Побачивши на протилежній стороні продовольчий магазин, вирішив, майже без надії, розпитати там.

5ba88bd93207c

Читать далее

Современные стихи о любви

Красивые стихи о любви современных писателей зачаруют вас своим словом и своей музыкой, которая звучит в каждой строчке. Новые и совершенно чувственные стихи о любви могут помочь вам признаться в любви своей второй половинке или просто порадуют ваше сердце. Не забывайте только указывать автора, ведь им так приятно, когда их»детище» радует людей и нравится читателю. Все эти люди живут рядом с нами и иногда мы даже не подозреваем, какие таланты вокруг нас.

ЖЕНЩИНЫ О ЛЮБВИ

literature-3060241_1280

* * *

Живи долго -долго, живи, пока я не умру.
Живи -там где хочешь, с кем хочешь, лишь только живи.
Молитвою имя твое я шепчу поутру,
Такая вот странность моей ненормальной любви.

Не важно, что мы с тобой с разных миров и планет,
Не важно, что нас разделяют туман и дожди,
Я есть без тебя и меня без тебя все же нет,
Такая вот странность моей ненормальной любви.

Мне только бы знать, что ты есть. Пусть не рядом со мной.
Расскажет мне солнце, что утром встречало тебя…
Мы рядом с тобой, мы с тобой во Вселенной одной.
Ты есть на планете, а значит ты есть — у меня.

Лана Светлана Александрова. Кривой Рог

Читать далее

Тетянин день

Дівчинка стояла на стільці. Їй було років п’ять,не більше.Стягнуте у дві косички волосся,великі банти,красиві очі,некрасивий,картоплиною, ніс.
Дівчинка виструнчилася і… натхненно читала газету.Повільно,по складах, вимовляла незрозумілі для неї слова . Поводилася,ніби справжня акторка ,бо добре знала,що вся увага прикута зараз до її маленької персони.

041225642

Читать далее

Українська поезія Віденя.Тетяна Сорока

Сьогодні ми хочемо вас познайомити з українською письменницею, з поеткою, яка пише чудові оповідання та вірші, хоча і живе у Відені (Австрія). Звуть її Тетяна Сорока, сама вона з міста Броди. Навчалася у Львові. Але ми не про це хотіли розповісти. А про її щирі вірші, про її захоплюючи оповідання, про те, що українська сучасна література живе та розвивається! Читайте вірші , коментуйте та насолоджуйтеся чудовою музикою українського слова.

30572121_192482098037569_3135087566416510976_o

Простіть мені усі мої гріхи —
Те ,що згрішила й …ще грішити мушу,
Святі -у небі…Поруч них -птахи,
А я… всього земну лиш маю душу!
Простіть за все,що …словом і в думках,
За вчинки і… не зроблене пробачте ,
За тих,що вже розп’яті на хрестах ,
Я ж- ні…Тому за мною не заплачте!
Пробачте, що легкий несу вантаж ,
А інших ,може, й мало розуміла .
Пробачте необдуманий кураж,
Жила,як вийшло…як могла і вміла !
За все пробачте .Грішна.Каюсь я!
У рай мені закриті,певно,двері.
Болить ,проте, за всіх душа моя..
А каюсь щиро, хоч і на папері….

Читать далее

Яндекс.Метрика
Каталог webplus.info Рейтинг@Mail.ru Каталог сайтов